Горячая линия

8 (3412) 65-65-13

Версия для
слабовидящих
Работа с обращениями граждан и организаций
 

Об учреждении

Прослушать

Полное наименование: Федеральное казенное учреждение «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

Сокращенное наименование: ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» Минтруда России.

Дата создания: 16 декабря 2004 года (Распоряжением Правительства Российской Федерации от 16.12.2004 № 1646-р).

Учредитель и собственник: Российская Федерация.

Руководитель — главный эксперт по медико-социальной экспертизе Екатерина Дмитриевна Мухаметгалеева (Приказ ФМБА России от 07.07.2009 № 352-л, Приказ Минтруда России от 22.05.2017 №43-кр), действует на основании Устава.

Основными задачами ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» является установление структуры и степени ограничения жизнедеятельности и определения потребностей освидетельствуемого лица в различных мерах социальной защиты, включая реабилитацию; изучение причин, факторов и условий, влияющих на возникновение, развитие и исход инвалидности, анализ распространенности и структуры инвалидности.

Структура учреждения состоит из административно-управленческого аппарата, 4 экспертных составов и 22 бюро — филиалов. Бюро медико-социальной экспертизы расположены в городах Удмуртской Республики: Ижевске, Можге, Глазове и Сарапуле. Проводятся выездные заседания.

Коллектив учреждения представлен высококвалифицированными специалистами: кандидаты медицинских наук, заслуженные работники здравоохранения и социальной защиты, 53 % специалистов присвоены квалификационные категории. В коллективе уделяется внимание молодым специалистам, они направляются на обучение в ведущие профильные ординатуры в Федеральное государственное бюджетное учреждение дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургский институт усовершенствования врачей-экспертов» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации и Федеральное государственное бюджетное учреждение Федеральное бюро медико-социальной экспертизы Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

Ежегодно ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» Минтруда России проводит освидетельствование порядка 28 000 человек, из них порядка 3 000 — дети и подростки.

Реабилитация инвалидов является одним из приоритетных направлений в работе учреждения и главным звеном в системе социальной защиты инвалидов. Целью реабилитации является восстановление социального статуса инвалида, достижения им материальной независимости и его социальная адаптация, интеграция или реинтеграция в общество. Основным механизмом осуществления реабилитации инвалидов являются индивидуальная программа реабилитации или абилитации (ИПРА, ранее — ИПР), которая с марта 2005 года разрабатывается для каждого человека, признанного инвалидом. К нам обращаются и те, кто ранее был признан инвалидом, но по тем или иным причинам не имеет ИПРА, для таких людей тоже формируется ИПРА. В настоящее время прослеживается значительная положительная динамика в работе Учреждения по проблемам реабилитации инвалидов, наблюдается рост процента охвата инвалидов ИПРА благодаря как работе Учреждения, так и заинтересованности самих инвалидов в проведении реабилитационных мероприятий и взаимодействия ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» с общественными и медицинскими организациями и ведомствами региона.

При возникновении вопросов граждане могут обратиться в Учреждение на личную консультацию или позвонить по телефону «горчей линии» (3412) 65-65-13, а также в приёмные дни к заместителю руководителя по экспертной работе или к руководителю — главному эксперту по медико-социальной экспертизе.

Объём оборудования диагностической базы медико-социальной экспертизы в Удмуртии полностью соответствует современным требованиям. Имеется современное оборудование для проведения экспертно-реабилитационной диагностики. Имеется комплекс офтальмологического оборудования. Результаты данных обследований значительно помогают специалистам оценить ограничение жизнедеятельности для принятия более грамотного экспертного решения и для точного определения реабилитационного потенциала.

История развития

ВТЭК в СССР

Советская республика с первых дней своего существования столкнулась с массой трудноразрешимых проблем. В их числе -наличие огромного числа инвалидов Первой мировой войны, количество которых продолжало возрастать.

По данным Главного управления Генерального штаба Русской армии на 3 октября 1917 числилось 3 223 508 раненых солдат и офицеров. Всего на этой войне по расчётам военного историка Николая Головина было ранено 3 850 000 человек. Разумеется, не все из раненых стали инвалидами. Но можно предположить, что большинство, учитывая уровень медицины и ту лёгкость, с которой хирурги во фронтовых условиях принимали решения об ампутациях. По данным Александра Степанова - кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН, - около 2 млн. человек были демобилизованы по инвалидности.

Нет точных данных, сколько инвалидов вернулось либо переехало в Вятскую губернию. Предположительно – около 20 тыс., учитывая, что почти каждый сотый из рядового и унтер-офицерского состава российской армии был призван на Первую мировую из Вятской губернии. Многие инвалиды рассеялись по своим домам в глухих деревнях. Однако в уездах создавались дома призрения, в том числе, для инвалидов. Увечным военным, согласно декрету Ленина (ниже расскажем о декрете подробнее), назначали пенсии, лечение и, по необходимости, кров.  

Сохранился отчёт в Губернский Отдел социального обеспечения Глазовского Уездного отдела от 17 января 1919 года под № 598, в котором в числе прочего указано, что в ведении Отдела г. Глазова находится «Дом и школа инвалидов на 25 военноувечных, при школе 2 инструктора, 3 мастера, 1 заведующий хозяйством, его помощник, письмоводитель, кухарка и сторож. В настоящее время ощущается острая нужда в обуви, платье, белье и постельных принадлежностях, кроватях, а также и в продовольствии». И далее: «... убежище увечных воинов эвакуировано в Уни (Сегодня этот посёлок находится в Кировской обл. – прим. ред.) Эвакуация вызвана требованием военных властей очистить помещения приютов для нужд войск».

Отчёт готовил завотделом тов. Медейко. Он указывал, что для каждого вида инвалидности должны быть организованны инвалидные дома, но в силу переживаемых тяжёлых условий это не сделано для лиц первой группы. За отчётный период (до организации Вотообласти) функционировало 5 убежищ, из них 3 с мастерскими и 2 без мастерских, а именно в г. Глазове (с мастерской – сапожной и без мастерской) и в с. Юсках (с сапожной мастерской). Всех инвалидов на 1 сентября состояло 103 человека, из них 51 в убежищах с мастерскими и 52 без мастерских. С переходом от Глазовского уезда с.Уней в настоящее время имеется 3 убежища с 91 призреваемым. В силу продовольственного кризиса положение призреваемых, особенно в настоящий момент, весьма тяжёлое.

Напомним, что за месяц с небольшим до этого было подавлено ижевское восстание, после чего по губернии прокатился красный террор. Отметим также, что Отдел социального обеспечения после образования 21 июля 1921 г. Удмуртского облисполкома стал отделом облисполкома и из Глазова переведён в Ижевск.

В первый год после революции проведение экспертизы трудоспособности было возложено на врачебно – контрольные комиссии (ВВК). В Вятской Губернии ВВК были созданы при больницах, которые, в свою очередь, подчинялись губернскому медико – санитарному отделу. После введения в декабре 1917 года декрета «О страховании на случай болезни» ВВК временно прикрепили к страховым кассам.

Ровно через год после революции - 31 октября (13 ноября по новому стилю) 1918 года председателем Совета Народных Комисаров Владимиром Лениным подписывается декрет «Положение о социальном обеспечении трудящихся». Отметим, что декрет был подписан также Народным Комиссаром Труда Василием Шмидтом, который и разработал этот серьёзный и всесторонний документ.

 

Наша справка: Василий Владимирович Шмидт - яркая и незаслуженно забытая личность. В 1918 г. он - секретарь ВЦСПС, а затем в течение 10 лет - Нарком труда РСФСР и СССР. В этот период было принято более 40 постановлений и декретов правительства по вопросам труда, заработной платы, социального страхования. Среди них знаменитый КЗоТ (1922 г.), установивший уголовную ответственность за нарушение прав профсоюзов.

Расстрелян в 1938 году за «связь с правыми уклонистами».

 

Значительное место в Декрете отводится мерам по возвращению инвалидов к труду путём восстановления их трудоспособности, профессионального обучения и трудового устройства. Также указывается на то что: «наличие инвалидности и её степень устанавливается медицинской экспертизой».

 

Ленин торопил Шмидта с разработкой Декрета, после чего срочно прочитал и подписал его, хотя в эти же дни в Москве проходит I съезд союзов рабочей и крестьянской молодежи, на котором был основан комсомол. Следом начинается VI Чрезвычайный Всеросийский съезд Советов. 14 ноября на Украине сформирована директория во главе с Петлюрой, который свергает гетмана Скоропадского и позже занимает Киев. 18 ноября - переворот в Омске, совершенный адмиралом Колчаком. При поддержке союзников он свергает Уфимскую директорию и объявляет себя верховным правителем России.

Начинается Гражданская война, которая сделала инвалидами ещё сотни тысяч россиян. Однако они уже имели узаконенное право на реабилитацию и пенсию (либо паёк) по инвалидности.

В 1918 г. был также издан Декрет Совнаркома РСФСР об организации Народного комиссариата социального обеспечения.

В «Положении о социальном обеспечении трудящихся» от 1918 года указывается, в частности, что «…пенсии назначаются в случаях полной или частичной постоянной утраты трудоспособности, независимо от причин вызвавших утрату трудоспособности (болезнь, увечье, старость, профессиональное заболевание и т. п.), со дня подачи заявления об инвалидности.

Пенсии выдаются до дня смерти застрахованного, если только ранее этого срока трудоспособность пенсионера не восстановится до нормы, ниже которой пенсии не выдаются.

Размер месячной пенсии при полной утрате трудоспособности устанавливается: в размере 25‑кратного дневного нормального пособия, выдаваемого в местности, где проживает пенсионер».

При частичной утрате трудоспособности размеры пенсии устанавливались от 1\5 до 3\4 полной пенсии.

При этом пенсионерам, требующим, вследствие беспомощности, особого ухода, пенсии должны быть соответственно увеличены.

К Декрету прилагалось любопытное примечание: «В случаях острых промышленно-хозяйственных кризисов во всей стране, Народному Комиссариату Труда предоставляется временно отменить выдачу пенсий лицам, утратившим трудоспособность ниже 30%».

Декрет предоставлял право Отделу Социального Обеспечения и Охраны Труда Вятской губернии, например, (с 1921 г. - Вотской автономной области, г. Ижевск) изменять группы получающих пенсии, а равно издавать инструкции об их применении.

В уездах Вотской автономной области инвалидам необходимо было подавать заявление о назначении пенсии в местный Подотдел Социального Обеспечения и Охраны Труда. Подотдел в течение месяца со дня подачи заявления должен был подвергнуть заявителя освидетельствованию через бюро врачебной экспертизы для установления процента утраты трудоспособности. На основании данных экспертизы Подотдел устанавливает пенсию. Бюро врачебной экспертизы с января 1921 г. по 1928 г. располагалось в Ижевском уездном отделе здравоохранения (Отдел здравоохранения исполнительного комитета Ижевского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов).

До января 1921 г. бюро врачебной экспертизы располагались при страховых кассах. В их состав входили три врача - специалиста, представители профсоюзной организации и страховой кассы. БВЭ было дано право удостоверять медицинским освидетельствованием факт временной или стойкой нетрудоспособности, что было записано в первом « Кодексе законов о труде» (1918.). Руководство деятельностью БВЭ было возложено на соответствующие подотделы социального обеспечения и охраны труда при местных советах.

В 1920 г. БВЭ из Наркомата труда РСФСР переданы в Наркомат здравоохранения РСФСР, в ведении которого они находились до 1932 г., претерпев лишь в 1927 г. изменение названия на врачебные экспертные комиссии (ВЭК).

В этот период получила развитие экспертиза временной нетрудоспособности на базе больничных касс. В 1924 году Совнарком утвердил «Положение о ВКК», предусматривающее его состав и функции. В 1927 году вышло в свет «Положение о Бюро врачебной экспертизы».

В Вотской автономной области и ряде других областей была сделана попытка организации экспертизы трудоспособности по производственному принципу в виде создания специальных врачебно-экспертных комиссий (ВЭК) при крупных промышленных предприятиях, но эта идея потерпела неудачу.

 

Постановление ЦК ВКП(б) от 28 сентября 1929 года «О социальном страховании…» послужило стимулом к совершенствованию работы по врачебно-трудовой экспертизе в начале 30-х годов. Был пересмотрен состав врачей-экспертов, проведена проверка и изучен состав инвалидов, принято решение о создании научно-исследовательских институтов. Специалисты из Удмуртской АССР стажировались с 1934 г. в Горьковском НИИ. После ВОВ упоминания о Горьковском НИИ отсутствуют, очевидно, он был реорганизован. Специалисты из Удмуртии учились и повышали квалификацию в Ленинградском научно-исследовательском институте экспертизы трудоспособности.

В 1931-33 г.г . БВЭ были реорганизованы во врачебно – трудовые экспертные комиссии (ВТЭК), на которые были возложены функции консультационного бюро по определению наряду с группой инвалидности характера работы, которая доступна инвалиду в виде оформления трудовых рекомендаций. Было утверждено первое «Положение о ВТЭК».

Важным событием данного периода явилось введение 29 февраля 1932 г. Союзным Советом социального страхования трёх- групповой классификации инвалидности, чётко регламентировавшей критерии для установления каждой группы с учётом показаний к работе в своей или другой профессии. Введение трёх-групповой классификации инвалидности ликвидировало не совсем понятный и справедливый процентный принцип определения трудоспособности.

 

Хронология социального обеспечения

В 1933 г. ВТЭК были переданы в ведение Всесоюзного Центрального Совета профсоюзов (ВЦСПС), а позднее в Наркомат социального обеспечения РСФСР.

12 января 1935 года на первой сессии ЦИК Удмуртской АССР Первого созыва Удмуртский областной отдел социального обеспечения был преобразован в Народный Комиссариат социального обеспечения Удмуртской АССР.

В связи с директивой Наркомата РСФСР в Удмуртии обратили особое внимание на детей-инвалидов. 21 октября 1936 года был открыт детский дом-интернат для глубоко умственно отсталых детей в поселке Канифольный, Як-Бодьинский район.
начали образовываться отделы социального обеспечения при исполкомах городских и районных Советов депутатов трудящихся.
Так, 27 августа 1938 года образован отдел социального обеспечения Сарапульского городского исполкома, а 7 марта 1939 года - соответствующий отдел Камбарского района.

С 1926 по 1937 год Наркомом социального обеспечения РСФСР служил наш земляк Иосиф Алексеевич Наговицин. В ряде источников сообщается, что он в 1937 году был арестован и расстрелян. Однако точно известно, что он умер в 1937 г. в туберкулёзном санатории. В годы своей деятельности Наркомом Иосиф Наговицин способствовал тому, что сотни тысяч инвалидов были обучены и трудоустроены.

 

В период Великой Отечественной войны в стране появилось огромное количество инвалидов. Данные по их числу в различных источниках серьёзно разнятся – от 6 до 9 млн.

Во время Великой Отечественной войны резко возросли объёмы экспертной деятельности ВТЭК, - к 1944 г. функционирует 2776 комиссий (до войны – около 1200), причем вновь создаваемые работают преимущественно при военных госпиталях, а также при поликлиниках крупных предприятий и узловых станциях железных дорог.

В соответствии с новым Положением о ВТЭК, утвержденным Совнаркомом СССР 05.12.1942 г., работа комиссий должна была производиться только на базе лечебно-профилактических учреждений, которые им предоставляли помещения и оборудование. Такое размещение комиссий способствовало улучшению контактов между ВКК и ВТЭК.

Отметим, что данное требование сохранялось до начала 90-х годов.

В 1942 году – в соответствии с Положением от 1942 года Наркомат социального обеспечения УАССР направлял и проверял работу городских и районных отделов социального обеспечения, врачебно-трудовых экспертных комиссий, удмуртских союзов кооперации инвалидов и касс взаимопомощи инвалидов, отделений Всероссийских обществ слепых и глухонемых. В систему Наркомата УАССР входило также Управление учебно-производственными предприятиями и трудоустройства инвалидов.

 

Сразу после войны при министерстве соцобеспечения Удмуртской АССР был создан штат врачей – старших инспекторов по ВТЭ.

К функциям ВТЭК, выполняемым в мирное время, добавилось установление наличия или отсутствие связи инвалидности с пребыванием на фронте, обязательность оформления рекомендаций по обучению и трудоустройству инвалидов. Многие инвалиды Великой Отечественной войны, несмотря на тяжёлые последствия ранений и травм, стремились продолжать трудовую деятельность. В связи с этим в 1943 г. Народным комиссариатом социального обеспечения РСФСР было издано инструктивное письмо, в соответствии с которым ВТЭК было дано право устанавливать III группу инвалидности лицам с «выраженным анатомическим дефектом» (ампутантам и др.), сохранившим частичную трудоспособность.

Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 29.08.1942 г. на наркомов социального обеспечения возлагается персональная ответственность за трудоустройство и организацию обучения инвалидов Великой Отечественной войны новым профессиям. В соответствии с данным постановлением все инвалиды 3 группы мужчины в возрасте до 55 лет и женщины до 45 лет в обязательном порядке привлекались к труду, в противном случае они лишались пенсии. К 1944 г. в артелях кооперации работало 226 тыс. (около 53, 2 % инвалидов 2 группы и 85 % инвалидов 3 группы) работающих инвалидов (к 1947 г. работало 88, 7 % всех инвалидов войны).

 

Наша справка: В Удмуртии артели инвалидов были созданы ещё в 20 – 30-х годах. Например, Удмуртский республиканский союз кооперативных артелей инвалидов Совета промысловой кооперации Удмуртской АССР (до 1935 г. - Вотский областной союз кооперативных артелей инвалидов) был учреждён в феврале 1928 г. и функционировал в Ижевске до 1953 г. Далее артель вошла в состав Удмуртского многопромыслового союза.

С 1933 по 1960 гг. существовал также Удмуртский промысловый страховой Совет кооперативного страхования членов промысловой кооперации и кооперации инвалидов. В сокращённом виде название этого учреждения выглядело несколько иронично -Удмуртстрахсовет.

 

 

В лечебно – трудовых мастерских при госпиталях инвалиды обучались станочным профессиям, столярному ремеслу, ремонту часов, фотографии и др. В Удмуртии такие мастерские были организованы при госпиталях Ижевска, Сарапула, и др.

Однако далеко не все инвалиды хотели работать, а многие и не могли. В Ижевске немало живых свидетелей, как инвалиды без рук или ног с орденами и медалями на груди попрошайничали на рынках и других людных местах, затем пьянствовали и вели себя зачастую безобразно. Этот факт возмущал партийное руководство, да и многих жителей города. Было принято политическое решение на самом высоком уровне страны, и в конце сороковых – начале пятидесятых годов инвалиды исчезли с улиц крупных городов (по другим данным – повсеместно). Из Европейской части России инвалидов переправили в трудовые и «реабилитационные» лагеря, расположенные в Спасске (под Карагандой), на о. Валаам (на Ладожском озере), на Левитановском плёсе (Ивановская область), под Харьковом в посёлке Высокий, в Стрелечьем, Харьковской обл., под Бахчисараем, в Омске, в Барнауле, на Сахалине, в Армении и др.- вся страна, как сетью, была покрыта подобными интернатами. У инвалидов отбирали паспорта и солдатские книжки - фактически их переводили в статус ЗК. Да и сами интернаты были в ведомстве милиции.
Есть документы, что такие меры не решили проблемы полностью.
Например, Министр МВД Круглов докладывает 20 февраля 1954 года Маленкову и Хрущеву, что: "несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны всё ещё продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство". Цифры из доклада говорят сами за себя: "Во втором полугодии 1951 года задержано за попрошайничество 107 766 человек, в 1952 году - 156 817 человек, а в 1953 году - 182 342 человека. Среди задержанных нищих инвалиды войны и труда составляют 70%".

Вот что рассказал нам об этом периоде Герман Владимирович Попов, заслуженный врач РСФСР, на протяжении 23-х лет возглавлявший работу Главного бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике:

- Я сам не видел колонну инвалидов, но пацаны – мои друзья, и многие соседи видели. Говорят, их собрали всех вместе в г. Металлургов и погнали пешком на вокзал. Увезли вроде бы на Валаам. Обратно никто из них не вернулся.

Не тронули инвалидов, которые сидели дома, имели семью, работали, а не пьянствовали и попрошайничали. Но пропал, например, Яша – матрос, который не был попрошайкой – он официально работал спасателем при купальнях на ижевском пруду. Уж не знаю, мог ли он кого-нибудь реально спасти, поскольку и ходил-то с трудом – раскорякой (по-видимому, были частично перебиты сухожилия на руках и ногах). Но с нами, ребятами, он постоянно возился в воде. Вероятно, Яша попал под общую гребёнку, будучи под хмельком.

Схожие воспоминания, из которых следует, что «чистка» произошла не только в крупных городах, предоставил нам Алексей Юрьевич Зорин, директор медицинского объединения «Катарсис»:

- Одно из первых моих детских впечатлений – инвалиды на тележках с колёсами из подшипников. Когда в ларёк завозили дефицитное пиво, инвалиды не могли пробиться через толпу жаждущих мужиков. Помню, один безногий - дядя Яша - попросил нас, пацанов, закинуть его в начало очереди. Мы бесшабашно взяли его вместе с тележкой и перетащили через головы к окну ларька. Дядя Яша вцепился в решётку руками, звякнув об неё всеми медалями, и взял пиво. Продавщица тётя Маруся, сама участница войны, налила ему бесплатно большую гранёную кружку. Потом вдруг в Селтах почти все инвалиды с улиц пропали.

 

 

Тем не менее, в послевоенные годы в стране была создана широкая сеть специализированных средних, высших учебных заведений для обучения инвалидов. Сегодня, например, функционирует «Сарапульский колледж для инвалидов». Появляются санаторно-курортные учреждения для лечения, реабилитации и обучения инвалидов. 

В СССР продолжается совершенствование методов реабилитации инвалидов и нормативных документов по установлению инвалидности. В 40-60- е годы появилось новое направление – медицинская реабилитация, в основе которой лежала специализированная помощь пострадавшим с ампутационными культями конечностей, тяжёлыми повреждениями черепа, головного и спинного мозга, позвоночника.

 

28 апреля 1946 года Указом президиума Верховного Совета УАССР образовано Министерство социального обеспечения УАССР, на которое было возложена организация врачебно-трудовой экспертизы и протезно-ортопедической помощи. В 1948 году вводится новое Положение о врачебно-трудовых экспертных комиссиях. В соответствии с этим положением был расширен круг задач, стоящих перед ВТЭК, имеющих профилактическую и реабилитационную направленность. Например, протезирование, восстановительное лечение, профессиональное обучение, переквалификация, определение для инвалидов условий и видов труда, доступных по состоянию здоровья и в связи с физическим дефектом, перевод на другую работу или освобождение от сверхурочных работ и работы в ночное время, изучение условий труда инвалидов непосредственно на предприятиях, в учреждениях и организациях, выявление работ и профессий, доступных инвалидам.

 

В 1956 году утверждена Минздравом СССР и ВЦСПС «Инструкция по определению групп инвалидности». Инструкция сохранила трёх- групповую классификацию инвалидности, но был утверждён «перечень заболеваний и дефектов, при которых группа инвалидности устанавливается бессрочно». Фактически инструкция использовалась учреждениями ВТЭК вплоть до 1997г.

В 1963 году, а затем в 1984 году было принято Типовое положение о Врачебно-трудовой экспертной комиссии, а также ряд других нормативных документов.

Повышению качества экспертизы стойкой нетрудоспособности способствовали организация с 1955 г. стационарной экспертизы, специализированных ВТЭК, создание высших ВТЭК.

В Удмуртии высшей была Республиканская ВТЭК. Также существовали специализированные ВТЭК – туберкулезная, психиатрическая, онкологическая и офтальмологическая – на базе соответствующих лечебных заведений. Так, туберкулёзная ВТЭК, как нам указал Герман Попов, находилась в диспансере на Воткинском шоссе, а психиатрическая, как и сейчас – в диспансере в г. Металлургов. Герман Попов вспоминает по этому поводу:

- Ижевчане, не согласные с решением специализированной или иной ВТЭК, могли обжаловать это у нас – на ул. Ломоносова. Можно было посочувствовать жителям сельской местности, им обходить все городские инстанции (в Ижевске либо в Глазове – в зависимости от расположения населённого пункта) было тяжело.

Отметим, что с 1964 г. в связи с принятием закона «О пенсиях и пособиях членам колхозов» на ВТЭК возлагалась обязанность по проведению экспертизы трудоспособности членов колхозов и их семей. Только в этот год в СССР было освидетельствовано 315 тыс. колхозников.

 

 

В 1957 г. на ВТЭК были возложены функции «…по определению медицинских показаний на получение инвалидами мотоколясок и об организации обучения инвалидов вождению мотоколясок».

 

Наша справка: Мотоколяски не прижились в СССР из-за плохих дорог. В 1951 году была выпущена партия автомобилей «Москвич» 400-420Б с ручным управлением специально для нужд людей с ограниченными возможностями. Позже «инвалидные» «Москвичи» в ограниченных количествах выпускались и Ижевским автозаводом. Но безусловное первенство в СССР держал инвалидный «Запорожец».

В 2013 г. тендер на выпуск автомобилей для инвалидов выиграл АвтоВАЗ.

 

 

В 1985 г. Постановлением Совета Министров РСФСР и ВЦСПС утверждается новое Положение о врачебно – трудовых экспертных комиссиях.

Впереди был распад СССР и новые реорганизации системы медико-социальной экспертизы. Но, вместе с тем, происходит и явственная трансформация представлений об инвалидности и положении инвалидов в обществе. Сегодня от того, как общество относится к инвалидам, можно судить об уровне цивилизованности этого общества. Мы далеко ушли от «крутых» решений сороковых годов, но ещё не достигли европейского уровня. Разумеется, это зависит отнюдь не только от развития современной МСЭ, которая выполняет достаточно узкие функции, но и от всех нас с вами.

 

После принятия федерального закона № 181 от 24 ноября 1995 года "О социальной защите инвалидов в Российской федерации" началось реформирование врачебно-трудовой экспертизы в медико-социальную службу. В это же время создается новая концепция инвалидности, согласно которой в критерии для установления инвалидности добавлены критерии ограничения жизнедеятельности и социальной недостаточности. Вводится новое определение понятия "инвалид", дано понятие "реабилитация инвалидов" и "индивидуальная программа реабилитации инвалида".

 

Во исполнение постановления Правительства УР от 14.07.1997 № 704 «О поэтапной реорганизации структуры ВТЭК республики и создания на её основе новой Государственной службы Медико-социальной экспертизы УР» и на основании приказа министра от 01 августа 1997 года №115 в системе министерства была создана Государственная служба медико-социальной экспертизы УР без статуса юридического лица. С целью рационального трудоустройства инвалидов специалистами МСЭ была разработана адаптированная для республики форма ИПР, утвержденная МСЗН УР 24 июня 1997 года. ИПР включала мероприятия по профессиональной реабилитации инвалидов. В тот же период активное взаимодействие со специалистами службы занятости привело к положительным результатам — увеличилось количество трудовых инвалидов.

 

Новым этапом в дальнейшем развитии службы медико-социальной экспертизы стало вступление в силу Распоряжения Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 г. N 1646-р «О создании подведомственных Росздраву федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы - главных бюро медико-социальной экспертизы, имеющих филиалы - бюро медико-социальной экспертизы в городах (районах)», Постановления Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 г. № 805 "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы", на основании которых было создано Федеральное государственное учреждение «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике». Затем в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 января 2009 г. № 98-р учреждение было передано в ведение Федерального медико-биологического агентства.

В нынешнем виде Федеральное казенное учреждение «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике» создано Распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2010 г. № 2194-р путем изменения типа существующего Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике».

Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации  от 25.09.2012 г. № 228 учреждение перешло в подведомственность Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации и преобразовалось в  Федеральное казенное учреждение «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

 

 

При подготовке публикации использованы материалы: 

архива Министерства социальной защиты населения УР,

архива ФКУ <ГБ МСЭ по Удмуртской Республике> Минтруда России,

Центрального государственного архива Удмуртской Республики,

Центра хранения современной документации (архив ЦК КПСС),

Н. Павлова («Иосиф Наговицин» изд. «Удмуртия». 1988 г.),

Краткого справочника по фондам ГУ "ГАСПД УР",

Б. Урланиса ("История военных потерь"),

Александра Солженицына («Архипелаг ГУЛаг», «Красное колесо» и др.),

В. Фефелова («В СССР инвалидов нет!»)